Горячая линия: (495) 225-98-00

Вопрос:


У работодателя накопилась существенная задолженность по заработной плате к работнику (более ста тысяч рублей). Работник хочет передать право требования к работодателю по указанной задолженности другому юридическому лицу, которое в свою очередь является должником работодателя и планирует произвести взаимозачет с работодателем. Может ли работник передать право требования задолженности по заработной плате другому юридическому лицу по договору цессии?

Ответ:

По нашему мнению, уступка права требования задолженности по заработной плате незаконна, так как противоречит трудовому законодательству. А именно, сторонами трудового договора являются работодатель и работник. Работодатель, помимо прочего, обязуется своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник, помимо прочего, обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя (ст. 56 ТК РФ). Аналогичное требование для работодателя содержится и в абз. 7 ч. 2 ст. 22 ТК РФ. Норма о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) также указана в ст. 15 ТК РФ. Соответственно, налицо критерии трудовых взаимоотношений применительно к данной ситуации:
- они основаны исключительно на нормах трудового права;
- предусмотрена обязанность работодателя по выплате зарплаты именно работнику;
- работник должен лично исполнять обязанности в соответствии с трудовым договором.

Переход прав к другому лицу – институт гражданского права, который в ТК РФ не упоминается. Однако даже если и предположить, что уступка могла бы быть допустима, она все равно, по нашему мнению, подпадала бы под запрет, установленный в ст. 383 ГК РФ, так как неразрывно связана с личностью кредитора (в данной ситуации работника), по причине того, что именно ему работодатель в силу вышеуказанных норм ТК РФ обязан выплатить заработную плату.

Наше мнение подтверждается судебной практикой (см., например, Апелляционное определение Свердловского областного суда от 22.12.2016 по делу № 33-22206/2016, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2017 № 20АП-4740/2017 по делу № А68-7166/2015, Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2017 № 10АП-18185/2016 по делу № А41-56829/15).

При этом стоит обратить внимание, что в случае, когда договор уступки права требования заключается уже при исполнении судебного акта о взыскании задолженности по заработной плате, некоторые суды указывают на допустимость таких действий. Логика суда в данном случае сводится к тому, что на этапе исполнительного производства для работодателя, как должника, не может быть существенной личность взыскателя, так как для него важен вопрос исполнения, вступившего в законную силу судебного акта (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2016 № 09АП-39411/2016 по делу № А40-129453/16, поддержанное Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 13.12.2016 № Ф05-18473/2016 по делу № А40-129453/2016).

Таким образом, уступка права требования на взыскание заработной платы противоречит нормам трудового законодательства, поэтому недопустима, что подтверждается судебной практикой.

Д. Г. Кичигин

 

Вопрос:


ООО выиграло дело в арбитражном суде и планирует взыскать с проигравшей стороны судебные издержки. Возможно ли взыскание комиссии банка, если платежи совершались за услуги юристу?

Ответ:

В соответствии со статьей 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде. То есть комиссия банка, в отличие от денежных сумм, подлежащих выплате экспертам, в данной норме не поименована.

 Однако перечень судебных издержек не является исчерпывающим. На это указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», при этом обращено внимание, что расходы могут быть признаны судебными издержками, если их несение было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости.

По нашему мнению, комиссия банка не может быть отнесена к судебным издержкам в силу того, что у плательщика существуют альтернативные способы для уплаты услуг юристу, например, наличными.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой (см., Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.08.2015 № 13АП-17600/2015 по делу № А56-85465/2014, поддержанное Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.11.2015 по делу № А56-85465/2014).

Однако стоит обратить внимание, что в некоторых случаях суды, отказывая в возмещении судебных расходов, указывают, что сторона не предоставила доказательств, свидетельствующих о том, что она не имела возможности произвести оплату услуг представителя в иной форме, не требующей дополнительных расходов (см., например, Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2017 по делу № А66-12437/2016). То есть суд в данной ситуации не исключает возможности возмещения, если сторона докажет, что оплату каким-либо иным способом произвести было невозможно.

Таким образом, комиссия банка не может быть отнесена к судебным издержкам в силу того, что у плательщика существуют альтернативные способы для уплаты услуг юристу. Однако есть позиция, что данное возмещение допустимо, если сторона докажет, что не имела возможности произвести оплату услуг представителя в иной форме, не требующей дополнительных расходов.

Д. Г. Кичигин

 

Вопрос:


Поставщик представил на отгруженную партию товаров товарную накладную, на которой проставлена не «основная» печать юрлица, а с текстом «для накладных». Правомерно ли это? Возникают ли в данной ситуации какие-либо налоговые риски?

Ответ:

Обязательные требования к оформлению первичной учетной документации предусмотрены в ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете». В соответствии с указанной правовой нормой обязательными реквизитами первичного учетного документа являются:
- наименование документа;
- дата составления документа;
- наименование экономического субъекта, составившего документ;
- содержание факта хозяйственной жизни;
- величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения;
- наименование должности лица (лиц), совершившего (совершивших) сделку, операцию и ответственного (ответственных) за ее оформление, либо наименование должности лица (лиц), ответственного (ответственных) за оформление свершившегося события;
- подписи лиц, предусмотренных п. 6 настоящей части, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

В то же время многие унифицированные формы первичных учетных документов, утвержденные Росстатом РФ (Госкомстатом РФ), предусматривают реквизит «место печати». Например, в унифицированной форме товарной накладной (ТОРГ-12) есть буквенное обозначение «М.П.», которое можно рассматривать как «место для печати».

В соответствии с ч. 4 ст. 9 Федерального закона № 402-ФЗ формы первичных учетных документов определяет руководитель экономического субъекта по представлению должностного лица, на которое возложено ведение бухгалтерского учета. Формы первичных учетных документов для организаций государственного сектора устанавливаются в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с положениями ст. 2, 6 Федерального закона от 06.04.2015 № 82-ФЗ хозяйственные общества вправе, но не обязаны иметь печать. Если общество намеревается использовать печать, сведения о ней должны содержаться в уставе.

Таким образом, в общем случае печать не является обязательным реквизитом первичных учетных документов, за исключением тех случаев, когда хозяйствующие субъекты не установили для себя такой порядок добровольно. Например, разработав и утвердив свою форму первичного учетного документа, содержащую реквизит «М.П.», либо предусмотрев аналогичный реквизит в форме накладной, согласованной сторонами и зафиксированной приложением к договору поставки. В таком случае печать надо ставить (ч. 2, 4 ст. 9 Закона № 402-ФЗ, Письма ФНС России от 13.01.2016 № СД-4-3/105@, Минфина России от 12.12.2016 № 07-01-09/74291, от 06.08.2015 № 03-01-10/45390), иначе могут последовать претензии налоговых органов, особенно в совокупности с другими недочетами (например, отсутствие расшифровки подписи либо подписание документа неустановленным лицом).

Хотя имеется судебная практика, свидетельствующая о том, что даже в этом случае отсутствие оттиска печати в таких документах не означает, что такие документы не подтверждают понесенные расходы, право на налоговые вычеты и т.п.

Так, например, Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 12.01.2012 № 09АП-34030/11 отметил, что налоговое законодательство не предусматривает в качестве самостоятельного основания для отказа в применении налогового вычета по НДС отсутствие какого-либо реквизита в первичных документах (в рассмотренном судом деле налоговый орган обосновывал такой отказ, в том числе, тем, что отдельные товарные накладные не были заверены печатью). Суд подчеркнул, что недостатки в заполнении товарных накладных не препятствуют их признанию в качестве первичных учетных документов, не опровергают осуществление хозяйственной операции по поставке товара и принятие его к учету налогоплательщиком, соответственно, не лишают права на вычет. К аналогичным выводам суды приходили и во многих других случаях (см., например, постановление ФАС Поволжского округа от 23.06.2009 по делу № А12-17475/2008, постановление ФАС Уральского округа от 18.05.2012 № Ф09-2911/12, решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 31.10.2008 № А10-4972/07 и др.).

Как итог, отсутствие оттиска печати в документах влечет негативные последствия для организации, как правило, в тех случаях, когда имеются какие-либо другие недостатки в их оформлении, которые в целом дают основание для вывода о недоказанности реального характера осуществляемых хозяйственных операций (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2011 № 14АП-2111/11).

Вместе с тем, законодательством не ограничиваются количество печатей, которые может иметь организация, их назначение, а также возможность нанесения на печать дополнительной информации (см., например, постановления ФАС Поволжского округа от 29.06.2009 № А06-6474/2008, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2009 № 20АП-356/2009, Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2008 № 09АП-8101/2008, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2009 № 18АП-3145/2009). Поэтому юридическое лицо вправе иметь и использовать несколько печатей, в том числе различных.

Порядок изготовления, использования в хозяйственной деятельности организаций печатей правовыми актами не урегулирован. Поэтому, если печать соответствует требованиям законодательства к печати соответствующего юридического лица (например, для общества с ограниченной ответственностью - является круглой, содержит полное наименование общества на русском языке и место его нахождения), то такая печать может использоваться для скрепления любых документов независимо от наличия у организации других печатей и независимо от наличия на печати дополнительной информации (например, указания «для документов», «для накладных» и т.д.).

Таким образом, заверение первичных документов организации (актов приема-передачи, товарных накладных и т.д.) печатями, которые, помимо обязательных реквизитов, содержат дополнительную информацию (указание «для документов», «для накладных» и т.д.) само по себе не может повлечь каких-либо негативных последствий для целей налогообложения.

И.В. Кравченко

 

Вопрос:


Сотрудник отправляется в командировку в Мурманскую область. Для этой командировки организация приобрела для него специальную одежду и обувь, рассчитанную на большую минусовую температуру. Вправе ли организация учесть в расходах по налогу на прибыль стоимость данной спецодежды и обуви в полном размере?

Ответ:

В соответствии с трудовым законодательством работодатель обязан обеспечить своим сотрудникам безопасные условия труда. В том числе он обязан приобретать за свой счет и выдавать спецодежду и иные средства индивидуальной защиты (СИЗ) сотрудникам, занятым на работах:
- с вредными, опасными условиями труда;
- выполняемых в особых температурных условиях;
- связанных с загрязнением.

Спецодежду выдают в соответствии с Типовыми нормами, утвержденными Приказом Минтруда России от 09.12.2014 № 997н. Однако они не регулируют выдачу СИЗ в случаях направления сотрудников в командировки в местности с особыми климатическими условиями. Но работодатель вправе устанавливать повышенные нормы выдачи спецодежды, улучшающие защиту работников (ч. 2 ст. 22, ч. 2 ст. 212, ч. 2 ст. 221 ТК РФ, п. п. 6, 14 Межотраслевых правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития России от 01.06.2009 № 290н, далее - Межотраслевые правила).

Для целей налогообложения прибыли организации вправе относить к материальным расходам затраты на приобретение спецодежды и других средств индивидуальной и коллективной защиты, предусмотренных законодательством РФ согласно пп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ.

Соответственно, если в северной командировке сотруднику предстоит работать при низких температурах, то списание в расходы стоимости выданной ему спецодежды и обуви совершенно правомерно при условии, что организация их экономически обоснует и документально подтвердит (п. 1 ст. 252, подп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ). Данный вывод подтвердила и ФНС России в своем письме от 22.09.2017 № СД-4-3/19054. 

Данное разъяснение согласуется и с позицией Минфина России, который позволяет учесть при налогообложении расходы на приобретение СИЗ по повышенным нормам, утвержденным локальными нормативными актами организации (Письма Минфина России от 19.08.2016 № 03-03-06/1/48743, от 08.04.2016 № 03-03-06/1/20165).

При этом стоимость средств индивидуальной защиты можно учесть единовременно в полной сумме или частями в течение нескольких отчетных периодов (с учетом срока использования или иных экономически обоснованных показателей). Конкретный порядок признания таких расходов организация должна закрепить в своей учетной политике для целей налогообложения (ст. 313 НК РФ). Однако помните, что спецодежда и спецобувь должны пройти обязательную сертификацию или декларирование соответствия. 

 

И.В. Кравченко

 

Вопрос:


Может ли исполнитель по гособоронзаказу перечислять деньги на оплату проживания работников, направляемых в командировку, с отдельного счета непосредственно на счет гостиницы?


Ответ:

В соответствии со ст. 168 ТК РФ в случае направления в служебную командировку работодатель обязан возмещать работнику расходы по проезду, расходы по найму жилого помещения, и иные расходы, произведенные работником с разрешения или ведома работодателя, а также суточные. Как установлено в п. 14 Положения об особенностях направления работников в служебные командировки, утв. Постановлением Правительства РФ от 13.10.2008 № 749 Расходы по бронированию и найму жилого помещения на территории Российской Федерации возмещаются работникам кроме тех случаев, когда им предоставляется бесплатное жилое помещение. Таким образом, трудовое законодательство не содержит принципиального запрета на оплату услуг гостиницы непосредственно по договору между работодателем и владельцем гостиницы.

Особенности использования отдельного счета, открытого головному исполнителю, исполнителю в уполномоченном банке для осуществления расчетов по государственному оборонному заказу установлены Федеральным законом от 29.12.2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе» (далее – Закон о гособоронзаказе). Ст. 8.3 указанного закона закрепляет правила использования отдельного счета, в частности запрет совершения операций, предусмотренных ст. 8.4 Закона о гособоронзаказе. При этом в соответствии с пп. «з» п. 2 ч. 1 ст. 83 Закона о гособоронзаказе по общему правилу допускается списание денежных средств на иные банковские счета в целях оплаты расходов головного исполнителя на сумму не более 5 миллионов в месяц и исполнителя – не более 3 миллионов в месяц.

Перечень недопустимых операций по отдельному счету, установленный ст. 8.4 Закона о гособоронзаказе в частности запрещает перечисление (выдачу) денежных средств физическим лицам, за исключением денежных выплат, связанных с предоставлением работникам гарантий и компенсаций, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации (за исключением компенсаций расходов на проезд и найм жилого помещения. Эта норма была введена Федеральным законом от 03.07.2016 № 317-ФЗ и вступила в силу 15.07.2016 г. Таким образом, перечисление денег работникам в целях компенсации расходов на проживание с отдельного счета запрещено. Но аналогичной нормы в отношении юридических лиц – собственников жилых помещений (гостиниц) – ст. 84 Закона о гособоронзаказе не содержит.

На основании изложенного можно сделать вывод, что законодательство не запрещает работодателю оплачивать проживание работников в командировках с отдельного счета, если деньги перечисляются непосредственно на счет гостиницы. При этом такие расходы не должны превышать 5 млн руб. в месяц, если работодатель является головным исполнителем по гособоронзаказу, или 3 млн руб. месяц, если он является исполнителем.

А.О. Пучкина

Вопрос:


В организации (ресторане) работает много иностранцев из ближнего зарубежья. Может ли работодатель запретить таким работникам общаться в рабочее время между собой на иностранном языке?

Ответ:

В соответствии с Конституцией РФ и Федеральным законом от 01.06.2005 № 53-ФЗ государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Также в России признаются и защищаются языки народов РФ (Закон РФ от 25.10.1991 № 1807-1 «О языках народов Российской Федерации»). Аналогичных норм, защищающих иностранные языки, не являющиеся языками народов РФ, российское законодательство не содержит.

В соответствии со ст. 3 ТК РФ запрещаются ограничения в трудовых правах и свободах в зависимости от пола, расы, национальности языка и иных обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. Т.е., например, отказ в приеме на работу из-за того, что потенциальный работник знает определенный иностранный язык неправомерен.
Однако использование работниками иностранных языков для общения друг с другом может создать проблемы для работодателей. Например, если работники ресторана используют иностранные языки при клиентах, это может вызвать дискомфорт у посетителей и негативно отразиться на деловой репутации ресторана. По нашему мнению закрепление обязанности работников общаться в рабочее время только на русском языке сходно с установлением обязанности соблюдать определенный дресс-код или вежливо общаться с посетителями.

Такое правило поведения работодатель может установить в локальном нормативном акте, например, в Правилах внутреннего трудового распорядка и ознакомить с этими изменениями работников (ст. 189, абз. 2 ч. 2 ст. 22 ТК РФ). За несоблюдение установленных правил работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (ст. 192), в том числе ему могут быть объявлены замечание или выговор. В случае неоднократного нарушения установленных правил работник может быть уволен по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Указания на то, что работодатель вправе запрещать работникам действия, косвенно влияющие на рабочий процесс, содержатся в частности, в Письме Минтруда России от 16.09.2016 № 14-2/В-888. В письме разъяснено, что если в правилах внутреннего трудового распорядка, локальных нормативных актах или в трудовом договоре есть положения, предусматривающие недопустимость грубых, резких выражений при общении с коллегами или клиентами, то к работнику, нарушающему данные положения, работодатель может применить меры дисциплинарного воздействия.

А.О. Пучкина

 

Вопрос:


Организация (ООО) (покупатель) приобретает в собственность у гражданина земельный участок в Московской области, предоставленный последнему для ведения ЛПХ. Правомерно ли приобретение организацией (ООО) данного земельного участка? Каковы особенности и последствия данной сделки? 

Ответ:

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 07.07.2003 № 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве» (далее – Закон № 112-ФЗ) личное подсобное хозяйство является формой непредпринимательской деятельности по производству и переработке сельскохозяйственной продукции. Личное подсобное хозяйство ведется гражданином или гражданином и совместно проживающими с ним и (или) совместно осуществляющими с ним ведение личного подсобного хозяйства членами его семьи в целях удовлетворения личных потребностей на земельном участке, предоставленном и (или) приобретенном для ведения личного подсобного хозяйства (п. 2 ст. 2 Закона № 112-ФЗ).

Согласно п. 6 ст. 4 Закона № 112-ФЗ оборот земельных участков, предоставленных гражданам и (или) приобретенных ими для ведения личного подсобного хозяйства, осуществляется в соответствии с гражданским и земельным законодательством.
Земли используются в соответствии с установленным для них целевым назначением, их правовой режим определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий (п. 2 ст. 7 Земельного кодекса РФ).

В силу п. 2 ст. 15 ЗК РФ граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. 

П. п. 6 и 7 ст. 27 ЗК РФ предусмотрено, что земельные участки, предоставленные гражданам для ведения личного подсобного хозяйства, не являются земельными участками, изъятыми из оборота либо ограниченными в обороте. Таким образом, поскольку положения Земельного кодекса РФ не запрещают юридическим лицам приобретать в собственность земельные участки у физических лиц, предоставленные последним для ведения личного подсобного хозяйства, то данные земельные участки могут быть объектами гражданско-правовых сделок.

Судебная практика также подтверждает отсутствие в действующем законодательстве запрета на отчуждение в собственность юридических лиц земельных участков с разрешенным видом землепользования - для ведения личного подсобного хозяйства (Решение ВАС РФ от 11.03.2013 № ВАС-17640/12, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.05.2017 № Ф08-3421/2017 по делу № А63-12410/2016, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 12.03.2014 по делу № 33-2284/2014).

Соответственно, организация (ООО) вправе приобрести в собственность земельный участок у гражданина, предоставленный последнему для ведения ЛПХ.

Вместе с тем, организации (ООО) в данной ситуации необходимо учитывать следующее.
Суды указывают, что Законом № 112-ФЗ определен правовой режим земельного участка при ведении личного подсобного хозяйства только для физических лиц. При этом налоговое законодательство не предусматривает возможность применения пониженных налоговых ставок (ст. 394 НК РФ), установленных в отношении земельных участков, предназначенных для ведения личного (подсобного) хозяйства в тех случаях, когда условия их использования, предусмотренные Законом № 112-ФЗ, не соблюдаются в связи с переходом права собственности не к физическим лицам. Соответственно, юридические лица, приобретающие в собственность земельные участки с разрешенным видом землепользования «для личного подсобного хозяйства», вправе реализовать весь объем имущественных прав, за исключением тех, которые установлены Законом № 112-ФЗ для граждан или граждан и совместно проживающими с ним и (или) совместно осуществляющими с ними ведение личного подсобного хозяйства. Следовательно, юридическое лицо вправе заключить договор купли-продажи указанного земельного участка с физическим лицом, однако использовать этот земельный участок юридическое лицо может после изменения его целевого назначения с соблюдением правил п. 2 ст. 7, ст. 8 ЗК РФ (Решение ВАС РФ от 11.03.2013 № ВАС-17640/12, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.01.2015 № Ф05-15227/2014 по делу № А41-23652/14, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.01.2004 № Ф08-5411/2003).

Правовую позицию о невозможности использования пониженной ставки по земельному налогу в отношении земельных участков, приобретенных (предоставленных) для личного подсобного хозяйства, в отношении земельных участков, принадлежащих коммерческой организацией поддерживают и суды, и контролирующие органы (Определение ВС РФ от 18.05.2015 по делу № 305-КГ14-9101, А41-63325/13, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2017 № 09АП-12090/2017 по делу № А40-213362/16, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.06.2015 № Ф07-1859/2015 по делу № А56-38803/2014, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2013 по делу № А21-7199/2012, Решение УФНС России по субъекту РФ от 20.08.2015).

При этом, в случае если организация будет заниматься сельскохозяйственным производством на землях, предназначенных для личного подсобного хозяйства и отнесенных к зоне сельскохозяйственного использования, то она вправе применять пониженные ставки земельного налога (Письмо Минфина РФ от 20.03.2012 № 03-05-04-02/25).


Ю.Ю. Астахова